ЭКСПЕДИЦИЯ ЛАТИНИСТА

Внимание! В Интернете существует несколько дневников, которые ведутся от моего имени, но не мною и вопреки моей воле. Настоящий Латинист – только здесь. Всё остальное – фальшивки!
Текущее время: 18 окт 2018, 12:12

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Глава 46-я из моих "ЗАПИСОК УЧИТЕЛЯ"
СообщениеДобавлено: 28 янв 2018, 17:37 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2009, 17:12
Сообщений: 4401
Глава сорок шестая. Язык без литературы – не язык! Литература без направления – не литература!
Язык без письменности означает дикое состояние народа. Но и появление письменности не всегда означает переход в новое более высокое качество, ибо нужна литература, которая бы показывала образцы этого самого языка. Существует масса примеров, когда какому-либо народу создавалась письменность усилиями извне, затем могущественные доброжелатели из самых лучших побуждений толкали этот народ на создание своей собственной литературы, и тогда появлялась видимость художественных литературных произведений. Составлялось штатное расписание, и на должность Пушкина назначался один поэт, на должность Некрасова – другой. Кому-то предписывалось быть местным вариантом драматурга Островского, а кому-то – местным Львом Толстым и писать эпопею местного значения. Ну а за должность Максима Горького начиналась драка: местные выходцы из местного народа лезли в великие рабоче-крестьянские писатели и что-то писали, писали, писали…
А когда никого насильно не назначали, то никто писателем и не становился.
К примеру, славянский народ лужичане, живущие на востоке Германии. Те, которые говорят на верхнелужицком языке, оставили какие-то памятники литературы. А те, которые говорят на языке нижнелужицком, – практически ничего не оставили. Результат: ощутимая разница в интеллектуальной насыщенности обоих языков: верхнелужицкий производит на меня, человека со стороны, впечатление богатого языка, а нижнелужицкий – это упрощённый язык сельского населения.
И вот что интересно! Для всех лужичан немецкий язык – второй родной. Но в верхнелужицком языке немецких слов мало – меньше даже, чем в русском, а в нижнелужицком – полным-полно. И это тоже показатель: высокоразвитый язык никогда не будет вбирать в себя слишком много иностранных слов.
Есть варианты, когда народ не имеет своего чёткого литературного языка со строгими правилами. Например, фризы, живущие на голландских и германских островах Северного моря, говорят на множестве диалектов. Я изучал их и ужаснулся: какие же это диалекты? Это языки!.. Стало быть, не существует никакого фризского языка, а есть только фризские диалекты, сильно различающиеся между собою.
Какая сила соединяет диалекты с помощью насаждаемого сверху литературного языка – царь, император, великие учёные? И возможно ли это вообще?
А что, если всё наоборот? Диалекты сами – без принуждения сверху! – соединились в один язык, а уже потом откуда-то на этой почве произросли всякого рода мыслители.
Например, древнерусская народность говорила на диалектах, имевших ничтожнейшие различия. Обычное дело, когда народ проживает на маленькой территории, но имеет при этом множество различных диалектов. В литовском языке – именно такая ситуация, такая же она и в венгерском, в современном словенском, в языках итальянском, немецком, французском… А вот древнерусская народность такой проблемы не имела. И современный русский язык точно так же её не имеет. Поэтому-то Русскому народу и было легче создать строго нормированный литературный язык.

Есть в России народ под названием ЮКАГИРЫ. Их всего несколько сотен человек, они живут на территории Якутии, и их язык стоит особняком от других языков нашей страны. Я когда-то занимался им и пришёл к выводу, что это четвёртая по счёту ветвь бореального сверхсемейства языков, куда входят ещё три ветви: индоевропейская, уральская и алтайская. Юкагиры древний народ, который выделился в совершенно отдельное языковое семейство, родственное, однако, указанным выше трём семействам.
И вот начинается советская эпоха, и юкагиры получают письменность. Нашёлся человек юкагирской национальности, Семён Николаевич Курилов (1935-1980), который стал писателем. Он писал свои произведения на юкагирском языке, а потом сам же переводил их на русский. Я читал у него только один роман: «Ханидо и Халерха» и скажу уверенно: чувствуется рука большого мастера! Этот Курилов – талантливый писатель, умнейший человек, способный мыслить пронзительно, а не поверхностно. Боюсь разбрасываться громкими словами, но, по-моему, он даже гений.
Но вот беда: юкагиров всего несколько сотен, и все они в своей массе – простые оленеводы, рыбаки и охотники. И так ли им было нужно творчество их соплеменника, и все ли его читали (или только два-три человека) – это большой вопрос.
Отсюда мораль: мало быть талантливым писателем – нужно ещё, чтобы твою талантливость оценили соплеменники.
Литературный подвиг Гомера нужно разделить пополам и сказать Гомеру: вот эта половина причитается тебе, за то, что ты такой гений. А вторую половину мы отдаём греческому народу, который признал ценность твоего творчества, созданного в бесписьменную эпоху, продержал его в своей памяти много веков вплоть до того времени, когда была изобретена письменность, потом записал и уже в записанном виде донёс до наших времён.
Великому народу соответствовал и великий художник слова. И наоборот.
У каких-то народов так получается. У каких-то нет.
Первых очень мало. Вторых очень много.
Так вот: Русский народ принадлежит к числу первых: высокоразвитому языку соответствует высокоразвитая литература, и всё это по достоинству оценено народом и поддерживается им.

Назначение классической литературы состоит в том, чтобы создавать канонические образцы данного языка. Допустим, Пушкин написал стихи, которые дети слышат ещё в дошкольном возрасте, а уже в школе учат наизусть. И оценки получают за это: хорошо рассказал стишок – молодец, а плохо – позор тебе! И ребёнок будет радоваться, если у него получилось хорошо рассказать стишок, и будет переживать, коли получилось плохо. Ибо у него вырабатывается представление: это – святыня! Нечто вроде молитвы к Доброму Боженьке!
Два года тому назад, когда моему сыну от второго брака было четыре года, произошло вот что. В городском парке, на эстраде какая-то тётя призывала детей из числа зрителей, сидящих на скамейках, выйти на сцену и рассказать какой-нибудь стишок Пушкина. Мой сын выскочил на сцену, взял у тёти микрофон и стал рассказывать «У лукоморья дуб зелёный». Но тогда он ещё не понимал, что рассказывать нужно в точности так, как придумал поэт – слово в слово. И рассказывал всё по-своему: дуб стоял у моря, а к нему был привязан золотою цепью умный и волшебный кот, который знал много сказок, а ещё там сидела на ветках дерева русалка и было много разных зверей, а ещё там был домик на куриных ножках, и у этого домика не было окон и дверей… Публика просто рыдала от восторга, а мой сын не обращал на неё никакого внимания и с задумчивым лицом всё рассказывал и рассказывал то, что видел перед своим мысленным взором…
Когда мне было три года и мать читала мне то же самое стихотворение Пушкина, мне на словах «Там царь Кощей над златом чахнет» стало так страшно, что я заплакал.
И ведь это только Пушкин! А ведь у нас есть и другие поэты! Их стихи живут в памяти русского человека, всплывают в памяти по разным поводам и служат образцом правильной русской речи.
То же самое и с прозаическими произведениями. Люди начинают с детских сказок и проникаются ими, а затем впитывают в себя и другие произведения: пьесу Гоголя «Ревизор» или рассказы Чехова.
Но и это не всё. Люди не только запоминают какие-то словесные штампы, не только запоминают систему образов, присущую данному народу, но и получают более широкие представления о духовности своего народа. Я бы назвал это так: тональность, но я и сам понимаю, что это поверхностный термин, и он не точен.

В русской литературе 19-го века есть невообразимо грустные примеры гениальных художественных открытий, которые почему-то не получили дальнейшего продолжения.
Пётр Павлович Ершов (1815-1869) написал уникальную в русской классической литературе сказку «Конёк-горбунок», но так получилось, что ничего подобного он больше не создал. А ведь у него была возможность создать новое направление в русской литературе!
То же самое ведь – и «Герой нашего времени» Лермонтова. Прекрасный роман, за которым должно было следовать какое-то продолжение: Лермонтов должен был создавать другие романы с таким же или похожим направлением. Но – не создал! Почему – мы все знаем.
Русский писатель Фёдор Михайлович Решетников (1841-1871), о котором сейчас никто не знает, кроме специалистов, имел реальную возможность встать в число великих, но как-то так у него вышло, что он не воспользовался этою возможностью – направление выбрал не то, не разобрался в себе, да и прожил на свете до обидного мало. Но этот человек заявил о себе однажды с помощью своей необыкновенной повести «Подлиповцы» – это был какой-то новый путь и новый взгляд, но из этого так ничего и не получилось.
Как бы там ни было, но создавались какие-то направления в русской литературе: это были какие-то галереи образов, цепочки похожих по содержанию сюжетов, наработки в описании портретных характеристик…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB