ЭКСПЕДИЦИЯ ЛАТИНИСТА

Внимание! В Интернете существует несколько дневников, которые ведутся от моего имени, но не мною и вопреки моей воле. Настоящий Латинист – только здесь. Всё остальное – фальшивки!
Текущее время: 08 дек 2021, 03:11

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
СообщениеДобавлено: 11 окт 2021, 20:48 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2009, 17:12
Сообщений: 4792
Глава двадцать третья. Теонимы. Рождение и младенчество арийских богов
Представления народа о его богах – это, на самом деле, представления народа о самом себе. Ибо каковы люди – таковы и боги. И наоборот. Если присмотреться к раннеиндоевропейским божествам и задуматься над тем, как они возникли и почему, то пищи для размышлений будет более, чем достаточно. На эту тему стоило бы написать отдельную книгу, но только с точки зрения этимологий по методике Андреева. Ибо теоним – это всего лишь слово, а всякому слову соответствует своя этимология; бог же сам по себе – это уже нечто другое. Так вот: я специалист по этимологиям, а не по домыслам о чём-то другом! Все остальные точки зрения – это соблазн легко и с умным видом поболтать на возвышенные темы, а в конечном счёте – обман. И обман, как правило, сладостный – один только греческий пантеон поражает так, как никакой другой пантеон на всей нашей планете: войдёшь в этот немыслимый мир, и выходить не захочется – до такой степени он притягателен… Но, кроме греческих богов, были ведь в Индоевропейском мире и другие боги – конечно, не столь же яркие, как у греков, но тоже – достаточно интересные! Более того: даже, если и считать, что греческая мифология возглавляет всю индоевропейскую мифологию, то и тогда можно полностью понять величие древних греков только с помощью знаний обо всей остальной арийской мифологии. Тем более, что я и не ставлю такой задачи: изучать одних только греков в ущерб остальному Индоевропейскому миру; греки превосходили всех остальных арийцев силою воображения, но ведь и другие арийцы порою превосходили греков по каким-то другим показателям – то по тем, то по этим. В любом случае, всё развитие древних индоевропейцев-арийцев шло только и только через их представления о богах, и мимо этих представлений не проскальзывало ничего в их жизни.

Все божества Арийской Цивилизации – родом из Среднеиндоевропейской эпохи! Со временем их образы подвергались доработке и менялись затем до неузнаваемости, но в любом случае цепочка преобразований всегда тянется от Средней эпохи и до наших дней. А наши дни – это эпоха Позднеиндоевропейская. К примеру сказать, древнегреческие мифы – это уже наши дни, и так же точно – все остальные позднеиндоевропейские представления о божествах и обо всём, что с ними связано.

Рассуждаем так: любой мифологический образ всегда как-то называется, это всегда некое слово. А любое слово в любом современном индоевропейском языке всегда имеет свою родословную, восходящую к Средней эпохе. Исключение составляют только слова инородного происхождения, которые, по условиям этой моей книги, вообще не рассматриваются. Чужие слова впервые стали протискиваться в языки арийцев лишь на Позднеиндоевропейском этапе, и среди них могли быть – и были на самом деле! – имена посторонних божеств, которые не имеют никакого отношения к индоевропейской истории, к арийскому менталитету и, стало быть, они для нас как бы и не существуют вовсе.
Любое позднеиндоевропейское слово происходит от конструкции двух или трёх биконсонантных корней, сложенных воедино в Среднеиндоевропейскую эпоху. И лишь изредка бывают случаи, когда современное индоевропейское слово происходит от одного-единственного биконсонантного корня. Напомню:
– одиночный биконсонантный корень;
– 1 + 1;
– 1 + 1 + 1.
И больше никак иначе!
Поскольку любое имя любого исконно арийского бога – это всего лишь позднеиндоевропейское существительное, которое было создано в Среднюю эпоху, то и подход к этим существительным должен быть таким же точно, как и ко всем остальным индоевропейским словам. Это же самое касается и любого явления любой мифологии любого индоевропейского народа.

С самого начала я должен оговориться: я не рассматриваю мифологию кельтскую и германскую.
Кельты – это настоящий арийский народ, по языку родственный италийцам, но они уже в Позднюю эпоху претерпели некое постороннее влияние, в результате чего у них поменялось мышление настолько сильно, что после этого кельты оказались словно бы на далёкой окраине Индоевропейского мира. Условно говоря, они с какого-то времени вообще перестали быть индоевропейцами, ибо с ними произошла некая духовная катастрофа, которая просто испепелила их исконно индоевропейский менталитет… Почему так получилось – не берусь судить. Скорее всего, это было некое разрушительное воздействие со стороны…
Что же касается германской мифологии, то она вызывает у меня сильнейшее недоверие в смысле своей принадлежности к Индоевропейскому миру. Самым странным образом, я не сумел сделать ни единого достоверного этимологического исследования ни по единому древнегерманскому божеству! Все мои познания, полученные от открытий Николая Дмитриевича Андреева, просто-напросто оказываются бесполезными, когда начинаешь изучать германскую мифологию. По некоторым божествам у меня возникали какие-то мысли, но они всегда были неокончательными и расплывчатыми… Я объясняю это тем, что прямые предки германцев были не индоевропейцами, а чем-то совершенно иным. Они освоили когда-то индоевропейский язык, но подвергли его сильным искажениям, введя туда множество посторонних слов. Это же самое касается и мифологии! Германский взгляд на мир сильнейшим образом отличается от исконно индоевропейского взгляда, и, если германцы и пересказывали в своей мифологии какие-то индоевропейские сюжеты, то эти сюжеты проходили при этом столь сильную неиндоевропейскую переработку, что, с моей точки зрения, нет никакого смысла принимать из всерьёз в качестве образцов древнего арийского мышления.

Это опять из области тех самых всеобщих вежливых поклонов, которые я делать отказываюсь. Подыгрывать германским фантазиям о самих себе – я не буду, но и лечить германцев от непомерной гордыни и завышенных самооценок – это не моя забота. Время всё расставит по своим местам…

Кельтскую мифологию я вежливо и даже с некоторым почтением отодвигаю в сторону, а германскую просто отбрасываю как ненужную обузу. Если кто-то найдётся, кто сумеет доказать с помощью этимологических исследований (именно так и никак иначе!), а не с помощью пустой болтовни принадлежность германских богов к Индоевропейскому миру, то честь тому и хвала, мне же эта задача оказалась не под силу.
На случай удивлений или возмущений, напоминаю, что цель моей книги показать развитие индоевропейского (арийского) менталитета, а не какого-либо другого, а цель этой главы показать это на примере индоевропейской мифологии, что я и делаю!

Наиболее поучительными мне представляются следующие образцы арийского мифологического самосознания: Рама (1), Рем (2), Ромул (3), Див (4), Несс (5), Навка (6), Вий (7), Лель (8), Афродита (9), Венера (10), Нептун (11), Посейдон (12), Тиресий (13), Титан, Титаны (14), Атлант, Атланты (15), Боян (16), Велес или Волос (17), Перун (18), Перкунас (19), Сварог (20), нарты (21). Именно об этих персонажах индоевропейской мифологии и пойдёт речь в этой главе.

Для начала я предлагаю взять двусогласный корень RM [rem] – один из самых важных в Индоевропейском мире. Его значение таково: наставление, назидание; указание на то, как нужно поступать правильным образом.

А теперь берём персонаж индийской мифологии, который на санскрите назывался словом RĀMA, а в русском написании записывается без указания на долготу гласного как РАМА (1). Вся моя книга пишется на русском языке, поэтому, из уважения к этому языку, будем придерживаться русских написаний. Цветистое и чрезвычайно многословное описание того, кем был этот самый РАМА у древних индийцев, я опускаю без малейшего сожаления. Гигантское количество добавлений – это всего лишь поздние переосмысления, а в основе всего лежит один-единственный биконсонантный корень RM [rem], обозначавший идею наставления или назидания.

Вывод я делаю такой: изначально был даже и не бог (и не полубог!), а просто некий очень умный и уважаемый человек, к советам которого прислушивались так часто, что самого этого человека назвали биконсонантным корнем RM [rem]. Было это в самом начале Средней эпохи, когда арийцы додумались складывать двойные конструкции биконсонантных корней, но иногда считалось возможным высказываться и с помощью одиночных биконсонантных корней, вот как в этом самом случае.
По биконсонантному корню RM [rem] приведу ещё один пример: вспомним древнеримскую мифологию и историю о том, кто основал город РИМ. Это было два брата: РОМУЛ и РЕМ (ROMULUS и REMUS). Все подробности той истории я отметаю за ненадобностью, первого из братьев немного отодвигаю в сторону и скажу пока только о втором брате – о РЕМЕ (2): РАМА (1) и РЕМ (2) – это совершенно одно и то же. Оба мифологических персонажа имели фактически одно и то же имя!
Могло ли так быть, что прототипом РЕМА и РАМЫ был один-единственный человек, слух о котором разошёлся по всему Индоевропейскому миру?
Да, возможно, так и было, но я всё же склонен подозревать, что изначально это были два совершенно разных человека, которым просто дали одно и то же имя.
Дело в том, что биконсонантный корень RM [rem] принадлежал к числу наиболее употребительных и характерных для той эпохи. Имя RM [rem] – очень уж простое, и в разных концах Индоевропейского мира им могли назвать разных умных и достойных людей, которые были склонны давать дельные советы, чем и снискали к себе всеобщее уважение. Для меня важно не это. Важно то, что слова РАМА и РЕМ – очень древние: они возникли не из двойной или тройной конструкции биконсонантных корней, а из одного биконсонантного корня, что говорит об их чрезвычайной древности. Такое могло случиться только на стыке двух эпох – конца Раннеиндоевропейской и начала Среднеиндоевропейской. Осмелюсь дерзко предположить, что теонимы РАМА и РЕМ должны быть причислены к числу древнейших в Индоевропейском мире!
Имя РОМУЛ (3) – это уже два биконсонантных корня. Конструкции, состоящие из двух биконсонантных корней, как правило, являются более древними, нежели тройные конструкции. В данном случае конструкция здесь была такая:
RM + WL = наставлением + славного воина (снабжённый).
Среднеиндоевропейское звучание: rem-ul.
Первоначальное значение: тот, кто получил наставление от военного вождя (доблестного воина).
Не сомневаюсь в том, что и РЕМ, и РОМУЛ – это имена одного и того же человека, которого называли по-разному – то так, то этак. Позже, однако, в связи с процессами словообразования, возникло такое ощущение: это два близких по духу человека, а отсюда появились представления и о двух братьях.

Другой мифологический персонаж с именем, состоящим всего лишь из двух биконсонантных корней, очень коротко описан в книге Андреева. Это божество по имени ДИВ (4). Это тот самый славянский языческий бог, который упоминался в «Слове о полку Игореве». Между тем, действие «Слова» происходило в конце 12-го века нашей эры, а когда была составлена среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней для обозначения этого божества? Я думаю, это была начальная стадия Средней эпохи. То есть божество ДИВ также относится к числу древнейших.
Конструкция биконсонантных корней для этого теонима:
DJ + WXw = днём + разящий.
Среднеиндоевропейское звучание: di-wo.
Первоначальное значение: громовержец; божество, способное поразить молнией даже и среди бела дня.
Общеиндоевропейский образ бога-громовержца следует возводить именно к этому божеству и ни к какому другому! Все остальные индоевропейские громовержцы были с самого начала названы как-то иначе и о том, что они были вообще громовержцами, мы узнаём не по их названиям, а по сопроводительным мифологическим описаниям, которые являются более поздними фантазиями. Славянский бог ПЕРУН, о котором речь пойдёт позже, как раз такой случай: изначально он не имел отношения ни к каким громам и молниям!

Древнегреческий кентавр по имени НЕСС (5) – это тот самый, который отравил Геракла своею кровью.
Тут очень хочется вспомнить про озеро ЛОХ-НЕСС, о котором я писал в двадцать первой главе, но я бы предостерёг делать такое сравнение. Да, сходство есть: и там, и там мы наблюдаем биконсонантный корень NS [nes] с его значением: устрашать без применения силы. Но в случае с ЛОХ-НЕССОМ биконсонантный корень был один-одинёшенек и не составлял никакой конструкции, здесь же просматривается среднеиндоевропейская конструкция из двух биконсонантных корней:
NS + SXw = устрашающе + прыгающий.
Среднеиндоевропейское звучание: nes-so.
Первоначальное значение: возможно, имелся в виду кентавр, но доказать это невозможно. Некто, кто мог устрашающе прыгать – это и всё, что мы видим, а нагромождать сверх этого какие-то фантазии – такое было простительно древним людям, а нам, современным, делать такие вещи должно быть стыдно.

Растиражированная средствами массовой информации триада ЯВЬ, ПРАВЬ и НАВЬ – что это такое?
Если коротко ответить, то фальсификация.
А между тем, современные неоязычники добавили к этой игре слов ещё одно словцо, и получилась ещё одна кричалка-речёвка:
ЯВЬ – ПРАВЬ – НАВЬ – СЛАВЬ.
Всё это чепуха, но слово НАВЬ всё-таки возьмём для разбора, а заодно с ним возьмём и персонаж славянской мифологии НАВКА (6), дошедший до нас во многом через малороссийские предания. Поскольку малороссийские диалекты возникали при активном участии степных племён неиндоевропейского происхождения, то древнерусское слово НАВЬКА этим степнякам было непонятно на слух, и они переделывали его то в слово МАВКА, то в слово НЯВКА, после чего оно стало элементом малороссийской мифологии, а писатель Михайло Михайлович Коцюбинский (1864-1913) так даже и увековечил этот образ в своей фантастической повести «Тени забытых предков».

Сейчас бы я уже не стал читать такое, но в 1971-м году, когда я служил в армии и с каким-то пищевым отравлением попал однажды в полковую санчасть, я, помнится, зачитался томом из собрания сочинений Коцюбинского. И был потрясён образом этого женского оборотня. Я теперь понимаю: образ мерзкий, и не случайно русское национальное самосознание изгнало из русских народных сказок всю эту нечисть. Баба-Яга и Кощей-бессмертный – это, конечно, исконно индоевропейские мифологические образы, но всё же они более человечны, чем все эти бесконечные мавки-нявки, которыми переполнена болезненная малороссийская мифология.
Вспоминаю сейчас свои чувства, когда я читал ту повесть Коцюбинского – это было ощущение экзотики. Я читал не про славян и не про индоевропейцев – это было описание людей другого происхождения! У Гоголя мы видим намного большее нагромождение ужасов, не свойственных индоевропейскому, славянскому и русскому самосознанию, но у него всё это осуждалось, и потому у Тараса Бульбы один сын имел героический тип поведения (он же нордический и индоевропейский), а другой оказался предателем. Я теперь понимаю, что Коцюбинский, который заставлял читателя восхищаться этим миром (мавки, Черемош, трембиты), который прославлял Европейский Запад и презирал Россию – писатель откровенно слабый – не чета Гоголю! – да и человек непорядочный.

У Андреева по поводу НАВКИ находим такую среднеиндоевропейскую конструкцию биконсонантных корней, которой я даю такое развёрнутое пояснение:
NX + WJ = пахнет (когда принюхиваемся) + на дереве.
Среднеиндоевропейское произношение: nā-wi.
Первоначальное значение: труп, захороненный, по обычаю лесных охотников, на дереве, для того, чтобы его не съели дикие звери. Видимо, такое захоронение делалось зимою, в условиях невозможности закопать труп в землю. А может быть, и летом, но в условиях сильной спешки и в качестве временного захоронения: тонкое дерево пригибалось к земле, к нему привязывался труп, и затем дерево отпускалось. Имелось в виду, что труп потом будет снят и захоронен по-другому.

Есть и другие мнения по поводу такого рода захоронения: якобы этому придавалось какое-то особое значение, и из каких-то ритуальных соображений различные племена Земного шара, ведущие охотничий образ жизни, такое почему-то делали – спорить не буду…

Обращает на себя внимание другое обстоятельство: имелся в виду пахнущий труп! НАВЬ – это труп неизвестного человека, неожиданно найденный охотниками в лесу: он находится на дереве, сильно пахнет и устрашает.
Слово НАВКА – это какое-то позднее переосмысление слова НАВЬ. Пóзднее – в том смысле, что оно было сделано уже в Позднеиндоевропейскую эпоху.

ВИЙ (7). По мнению Н.В. Гоголя, «Вий есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем назывался у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли». Следует добавить, что ВИЙ не является выдумкою Гоголя, это персонаж восточнославянской мифологии.
Полагаю, что в древнерусском языке слово ВИЙ должно было бы звучать так: ВИИ – в два слога. В современном русском, если бы это слово в нём сохранилось, оно бы звучало так: ВЕЙ – в один слог.
Одно из представлений о ВИИ: это некое чудовище, у которого веки свисают до самой земли; веки нужно поднять – вручную или с помощью инструментов, – чтобы чудовище могло пользоваться своим страшным зрением, которым оно способно убивать (вспомним Медузу Горгону у греков). В народных преданиях в качестве инструментов называют ВИЛЫ, но это слово могло быть выбрано просто по аналогии со словом ВИЙ: ВИЛЫ и ВИЙ – звучит похоже. В конструкции, которую я показываю ниже, фигурирует инструмент, который индоевропейцы называли биконсонантным корнем JXw [jo], одно из значений которого: ухват. Ухват – это то, чем поддерживают тяжёлый горячий горшок, к которому нельзя прикоснуться руками.
Этимология теонима ВИЙ (ВИИ, ВЕЙ) представляется мне в виде такой конструкции двух биконсонантных корней:
WJ + JXw = свисающее + поддерживаем (чтобы не упало).
В Среднеиндоевропейскую эпоху это должно было звучать так: wi-jo.

Бог ЛЕЛЬ (8) – это очень простой случай. Один биконсонантный корень, повторенный дважды. Проклинатели Андреева из русофобского стана (не буду называть имён) утверждали, что такого у индоевропейцев быть не может и вменяли ему в вину слово БАБА, которое тот описал в своей книге. БАБА – это слово, состоящее также из одного биконсонантного корня, повторенного дважды: BX (болтать), произносившегося в Среднюю эпоху как [ba]. Дескать, не может быть такого, чтобы индоевропейцы называли женщину столь непочтительно:
болтающая + болтающая.
Именно это слово считается особо опасным преступлением Андреева против науки! Так вот ЛЕЛЬ – такое же точно слово – и тоже андреевское:
LXj + LXj = любить + любить.
Среднеиндоевропейское звучание: le-le.
Первоначальное значение: очень сильно любить.
Современное значение почти такое же: ЛЕЛЕЯТЬ – любить и одновременно тщательно оберегать. Слово ЛЕЛЬ – этого же происхождения. Имелся в виду бог, который вдохновляет на любовь.

Есть мнение, что божество ЛЕЛЬ – кабинетная выдумка уже нашего времени. Ничего подобного! Славяне часто представляли себя двух богов: один ЛЕЛЬ, а другой ПОЛЕЛЬ (не рассматривается) – якобы они были братьями. Мифологические сюжеты, которые сопутствовали представлениям об этих братьях, я опускаю, как всегда, без малейшего сожаления. Общеславянский глагол ЛЕЛЕЯТЬ просто не мог остаться без олицетворения! Греки при всяком удобном случае олицетворяли всякое явление: время, зависть, раздоры. А почему славяне не могли обожествить того, кто ЛЕЛЕЕТ?

Поскольку я затронул тему любви, то можно было бы обратиться сразу же к двум известным мифологическим персонажам Индоевропейского мира, имеющим отношение к любви: это АФРОДИТА (9) и ВЕНЕРА (10).
Первое слово – греческое, второе – латинское.
Начинаю с латинского слова, а не с греческого, ибо этого требует смысл всего изложения.
ВЕНЕРА – это искусственно созданное русское слово, и в латинском языке такого слова не было. В латинском языке в форме именительного падежа видим VENUS, в форме родительного – VENERIS, а корень слова, стало быть: VENER-. Это и есть то самое третье склонение, на котором происходит обычно нервный срыв у плохих студентов, после чего следует полная отключка сознании при слове «латынь». Поясню ещё раз: богиня любви по-латыни – VENUS, но этимологическому исследованию подлежит всё же корень VENER-.
Вот как образовался этот корень в Среднеиндоевропейскую эпоху.
GwXj + NS = женщина + неприступная.
Среднеиндоевропейское звучание конструкции: gwe-nes.
В дальнейшем, по италийским и латинским фонетическим законам: gwe > we, nes > ner.
В лингвистике это записывается так: gwe-nes > wener.
В раннем латинском языке буква «V» произносилась как современный английский звук [w], поэтому слова VENUS и VENERIS, как, впрочем, и все остальные латинские слова с этою буквою, строго говоря, было бы желательно произносить именно со звуком [w], чего сейчас уже никто не соблюдает – разве что самые заядлые латинисты.
Первоначальное значение: недосягаемая женщина. Имелось в виду одно из двух: женщина, недоступная для мужчин в силу своего общественного статуса (жрица, могущественный вождь) или в силу божественного происхождения. Думаю всё же, что изначально имелась в виду земная женщина с особым статусом.
И теперь можно перейти к греческой богине, потому что здесь – похожий случай.
АФРОДИТА – греческая богиня любви и красоты.
Принято считать, что греческое слово ἈΦΡΟΔΊΤΗ образовано от греческого же слова ἈΦΡΟΣ – пена. Отсюда происходили домыслы о том, что эта богиня родилась из морской пены. Считаю, что первоначальное Ἀ- в имени греческой богини следует воспринимать как греческую отрицательную приставку. В нашем понимании, это приставка НЕ-, которая отрицает всё то, что будет сказано после неё! И, таким образом, в слове АФРОДИТА следует рассматривать лишь корень -ФРОДИТ-, что я и делаю, предлагая следующую конструкцию среднеиндоевропейских биконсонантных корней:
BhR + XwD + JT = беременности + зарождением + ставшая.
Среднеиндоевропейское звучание: bhr-od-it.
В дальнейшем, по греческому фонетическому сценарию: bh > ph > f.
Первоначальное значение: та, которая забеременела. Или: та, которая в принципе может забеременеть, то есть: обыкновенная женщина.
И теперь вспоминаем об отрицании, и у нас получается такое значение: та, которая НЕ может забеременеть даже и в принципе. Или так: та, которая НЕ является обыкновенною женщиною, хотя и похожа на неё внешне. И после этого возвращаемся к этимологии слова ВЕНЕРА и наблюдаем примерно то же самое значение: неприступная женщина!
Вот это и есть истинный показатель индоевропейского родства: когда одна и та же мысль выражается у двух разных народов двумя совершенно разными способами. Погоня за чисто внешним сходством слов, как правило, приводит ко всяким глупостям, типа морской пены, из которой якобы вышла АФРОДИТА.
Смысл обоих значений – ВЕНЕРА и АФРОДИТА – получается таким: женщина, к которой невозможно подступиться с мужскими намерениями по причине того, что она величественна! Вполне допускаю, что представления о необыкновенной красоте этого образа родились позже, и первоначально это была могущественная женщина (вождь или жрица), перед которою все просто трепетали. Значение «богиня» могло быть изначальным, но, скорее всего, пришло позже.

В шведском языке есть слово VÄN, которое шведы произносят так: [вэнн]. Означает это слово понятие «друг» и от него образуются в этом же языке и другие однокоренные слова: VÄNINNA (подруга), VÄNSKAP (дружба). Так вот, именно это слово и было объявлено родственным латинскому слову VENUS – дескать, у шведов дружба, у латинян – любовь… С таким же успехом я могу взять русское слово ВЕНЕЦ и увязать его с помощью словоблудия со словом VENUS: дескать, там богиня красоты, а здесь – то, чем венчают. И вообще, общепризнанным является мнение, что этимологические исследования – легчайшая наука: знай себе сравнивай СЕКРЕТ и СОКРЫТИЕ, GIRL и ГОРЛИЦУ, ГЛОБУС и КОЛОБОК, а тогда, глядишь, и прослывёшь умным…

В древнеримской мифологии НЕПТУ́Н (11) – имя, принадлежавшее богу морей и потоков. С точки зрения языкознания, существительное мужского рода второго склонения NEPTŪNUS принадлежит латинскому языку, из чего можно сделать предположение, что бог НЕПТУН, возможно, был не только латинским, но и общеиталийским.
Этимология этого слова, как мне представляется, не должна вызывать трудностей, ибо здесь всё очень просто:
NXj + PT + WN = не + толкающий + старец.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: ne-pt-un.
Первоначальное значение: водяной (морской) старец, который не топит людей. То есть: мудрое водяное божество, которое проявляет милосердие к людям.
Допускаю, однако, что эта простота – кажущаяся и решение должно получиться намного более сложным. Мною прорабатывались другие варианты, но они ни к чему вразумительному не привели. Конструкция, показанная выше, – самая убедительная!
Тем не менее, в качестве очень осторожного предположения выдвигаю следующую мысль:
Когда я составлял Дополнительный список биконсонантных корней, я так и не сумел в точности описать значение корня MP [mep]. Вполне допускаю, что его значение таково: водяное божество. Особой уверенности, впрочем, в этом не проявляю, но то, что MP [mep] означает обретение силы от речной или родниковой воды – это совершенно точно! Предположение, что это просто водяное божество многое бы объяснило, и в рамках этого предположения, я выстраиваю такую конструкцию биконсонантных корней:
MP + TW + WN = ради водяного божества + совершает ритуал + жрец.
Звучание конструкции: mep-tu-un.
В дальнейшем: meptuun > meptūn > NEPTŪN-.
Как получилось затем, что m > n, – непонятно, и такого фонетического закона нет, но, быть может, здесь было какое-то переосмысление и уподобление с каким-то другим похожим словом, возможно, это была дисконтактная регрессивная ассимиляция со вторым сонорным в этом же слове…
Как бы там ни было, но эта версия нуждается в дальнейшей проработке, и пока что принимать её всерьёз не стоит.

В древнегреческой мифологии бог ПОСЕЙДОН (12) – это повелитель морей. Гнедич, в своём переводе «Илиады» на русский язык употреблял также имя ПОСЕЙДАОН (ΠΟΣΕΙΔΆΩΝ), и мы его так же будем учитывать.
Среднеиндоевропейская конструкция трёх биконсонантных корней:
PXw + SJ + DX = защищающий + при купании + на реке.
В Среднюю эпоху это звучало так: po-sej-da или po-si-da.
Первоначальное значение: доброе водяное божество, оберегающее людей, находящихся в воде.
Современные представления об этом боге мы имеем, прежде всего, со слов Гомера: это брат Зевса, весьма суровый и часто немилосердный к людям древнегреческий бог моря ПОСЕЙДОН. Но, судя по конструкции биконсонантных корней, сложенных в Среднеиндоевропейскую эпоху, это было божество с такими же точно свойствами, как и у НЕПТУНА. Иными словами: и НЕПТУН, и ПОСЕЙДОН поначалу воспринимались как добрые спасители на воде, но позже отношение к ним изменилось. Напомню, что злой и мстительный ПОСЕЙДОН в «Одиссее», досадуя на то, что Зевс запретил ему убивать Одиссея, страшно издевается над ним своими волнами, а спасает Одиссея богиня Левкотея (здесь не рассматривается), которая обладала намного более низким статусом, чем ПОСЕЙДОН, но своё дело знала: ей вменялось в обязанность заниматься именно спасением утопающих в море. Стало быть, с ПОСЕЙДОНОМ произошло какое-то переосмысление по сравнению с первоначальным значением!

В греческом написании ΤΕΙΡΕΣΊΑΣ – это персонаж греческих мифов, в русском написании: ТИРЕСИЙ (13). Это не бог, а земной человек, но не простой, а особый, потому что он был рождён от брака сына смертного пастуха и нимфы (а это всё-таки богиня низшего ранга). ТИРЕСИЙ был слепым прорицателем, и он упоминается в различных мифах. Описания его деятельности расходятся у греков настолько сильно, что из них можно достоверно выделить только два несомненных свойства ТИРЕСИЯ – приобретённую им по какой-то причине слепоту и одновременно с этим приобретённый дар предсказания. Всё остальное, на мой взгляд, не заслуживает серьёзного внимания.
Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:
TJ + RXj + SJ = раздумьями + правильными + охвачен.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: tej-re-si или ti-re-si.
Первоначальное значение никак не могло быть связано с предсказаниями, потому что в этом случае мы бы наблюдали здесь биконсонантный корень XwK [ok], который как раз и означал предвидения будущего и предусмотрительность. Значение показанной выше конструкции получается таким: тот, кто весь полностью погружён в размышления, которые всеми считаются правильными. В дальнейшем, судя по всему, произошло переосмысление: правильный предсказатель.

То, что в греческом написании ТIТÃNEΣ, то в написании русском – ТИТАНЫ (14). Это боги второго поколения в понимании греков. Этот теоним интересен тем, что под микроскопом этимологического исследования почти никак не напоминает то самое, что описывает нам общеизвестная греческая мифология. Я объясняю это многократным переосмыслением древних мифических сюжетов, ибо та этимология, которую я сейчас показываю, не позволяет усомниться в своей правильности.
Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней:
TJ + TX + XN = помнящий + отцов + воин.
Звучание: ti-ta-an.
Первоначальное значение: воин, почитающий своих мужских предков. Можно и так: воин, ведущий свою родословную по мужской линии (а не по женской, как было принято ранее, в эпоху матриархата). Это абсолютно достоверно, ибо биконсонантные корни TJ [ti], TX [ta] и XN [an] не позволяют думать иначе.

В греческом написании ἌΤΛΑΣ (ἌΤΛΑΝΤΟΣ – родительный падеж) – это то, что в русской традиции пишется и звучит как АТЛАНТ (15) – это персонаж древнегреческой мифологии – могучий ТИТАН (смотрим выше), который держит на себе небесный свод. Однако при создании конструкции среднеиндоевропейских биконсонантных корней вырисовывается другая картина:
XT + LX + MT = время + лунное + считающий (измеряющий).
Звучание конструкции: at-la-mt.
В дальнейшем: atlamt > atlant – процесс mt > nt – это свойство всех индоевропейских языков.
Первоначальное значение: жрец, следящий за течением времени по лунным фазам.
Обращаю внимание на то, что, по одной из мифологических версий, АТЛАНТ изобрёл небесную сферу со звёздами и научил Геракла астрологии – вот она где правда!

БОЯН (16). Это мужское имя, широко распространённое у южных славян и известное также в древности на Руси.
В «Слове о полку Игореве» имя БОЯН упоминается семь раз и относится к некоему сказителю, который, судя по всему, был в те времена очень знаменит.
Конструкция среднеиндоевропейских биконсонантных корней для этого имени:
BhX + JX + XN = торжественно говорящий + священно + воинам.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: bha-ja-an.
В дальнейшем: bhajaan > bhajān. Затем, по всем законам, должно было бы возникнуть славянское слово БАЯН, но происходит переосмысление: увязка со словом БОЙ, после чего и возникает слово БОЯН. Смысл этого нового слова получается примерно таким: боевитый, боевой; тот, кто бывал в боях; воин.
Первоначальное же значение показанной выше конструкции таково: тот, кто торжественно обращается к воинам. Имелся в виду или оратор, и сказитель. Обращаю внимание на то, что биконсонантный корень XN [an] – это воин, но, поскольку в те времена ещё не было единственного и множественного числа, то индоевропейцы-арийцы догадывались по смыслу, о чём идёт речь – об одном воине или о многом.

И не надо ругать за бестолковость индоевропейцев Среднего периода: современные японцы до сих пор не изобрели множественного числа, жестоко страдают от этого и всё ещё пытаются понять по смыслу, где какое число. И ведь их никто не ругает!

Известный музыкальный инструмент, изобретённый в России 19-го века, был назван своими создателями в честь персонажа из «Слова о полку Игореве», но при этом была сделана уступка русскому аканью, в результате чего это слово записывается как БАЯН, что сближает его с древним произношением этого слова.

Славянское божество с двумя похожими именами ВЕЛЕС и ВОЛОС (17). Споры о том, один это бог или два разных – это из области нравственного облика тех, кто такие споры затевает. Одно, впрочем, несомненно: славянами этот бог почитался как один из самых главных.
Среднеиндоевропейская конструкция биконсонантных корней, которая объясняет оба слова – и ВОЛОС, и ВЕЛЕС, выглядит так:
WL + LKj = могущественный + вызволяющий.
Среднеиндоевропейское звучание: wel-lek’.
В дальнейшем: k’ > s. Это называется сатэмизацией, и речь об этом явлении будет в других, более поздних разделах этой книги.
Разница между словами ВОЛОС и ВЕЛЕС – чисто диалектная, и ни в коем случае не стоит придавать ей какое-то особое значение. Тем не менее, небольшая смысловая разница всё-таки есть, а точнее, существовала в древности. Если очень коротко, то смысл вот в чём: слово ВЕЛЕС звучало торжественнее, чем слово ВОЛОС. Дело в том, что переход реликтового раннеиндоевропейского гласного [e] в гласный [o] – это явление общее для всех индоевропейских диалектов Среднего периода. Тем не менее, правило е > o иногда нарушалось, и древний гласный [e] сохранялся в неизменном виде. Делалось это с одною целью: показать особую значимость выражаемой мысли!
Первоначальное значение: могущественный военный вождь, спасающий из беды; тот, на кого вся надежда.

Современные русские представления о том, кем было славянское божество по имени ПЕРУ́Н (18) – таковы: это был бог-громовержец! В языках других современных славян находим похожие характеристики, но иногда с некоторыми уточнениями: у белорусов – это бог небесного огня; у чехов – бог бури, грома и молнии; у болгар – тот, кто сотворяет громы и молнии или тот, кто приносит бурю и дождь; у сербов – бог неба и непогоды, громовержец.
В древнерусском языке: ПЕРѸНЪ – произносилось в три слога.
В белорусском: ПЯРУ́Н; в малороссийском: ПЕРУ́Н; в болгарском, македонском и сербском: ПЕРУН (с разными ударениями); в польском: PIORUN; в кашубском: PARÓN; в словенском: PERUN; в чешском PERUN; в словацком: PERÚN.
Из уважения к памяти Н.Д. Андреева, привожу в своём развёрнутом пересказе его версию этимологии теонима ПЕРУН, которую считаю совершенно неправильною:
PR + WN = идущий впереди + старец.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: per-wen, pr-un.
Первоначальное значение: ведущий всех за собою старец (мудрый старый вождь).
В этом случае непонятно, каким образом мы могли бы получить современное звучание ПЕРУН. Могло бы получиться так: Первон, Первен, Прын, но никак не Перун!
Опираясь на списки биконсонантных корней раннеиндоевропейского языка, я показываю среднеиндоевропейский облик этого слова и претендую при этом на то, что это и есть единственно правильная этимология:
PXj + RXw + WN = с ветрами + спешит на помощь + священный старец.
Предполагаемое среднеиндоевропейское произношение: pe-ro-un.
Далее: peroun > ПЕРУН – строго закономерно и без единой погрешности!
Первоначальное значение: некий святой старец, который, повелевая ветрами (бурями), прилетает к нам на помощь. Скорее всего, он сам и есть ветер!.. Представления о громах и молниях явно пришло к славянам из других индоевропейских мифологий.

Летто-литовский бог ПЕРКУНАС (19). Божество грома и молнии – защищающее и справедливое. В русском написании принят литовский вариант – ПЕРКУНАС или реже ПЯРКУНАС (ближе к литовскому произношению).
В литовском языке: PERKŪNAS; в жемайтском: PERKŪNS; в латышском: PĒRKONS; в древнепрусском: PERKUNS.
Конструкция трёх биконсонантных корней, которая на Среднеиндоевропейском этапе привела к возникновению этого слова, могла выглядеть только таким образом:
PXj + RKj + WN = ветрами + спасающий + святой старец.
Звучание: pe-rk’-un.
В дальнейшем происходит необычное: k’ > k – депалатализация задненёбного смычного. В идеале такого не должно было быть в языках сатэмного происхождения (а летто-литовские языки как раз сатэмные!), но иногда это всё же происходило – в славянских языках очень редко, а в летто-литовских – чаще.
Показанная выше конструкция очень похожа по смыслу на то, что мы видим при разборе этнонима ПЕРУН (смотрим выше). Именно это и позволяет настаивать на том, что выбор биконсонантного корня RKj [rek’] – правилен. Часто случается, что славянские и летто-литовские слова с одним и тем же или с похожим значением звучат по-разному, но на Среднеиндоевропейском этапе им предшествовали близкие по смыслу конструкции.
Первоначальное значение: некое божество в виде старца, которое управляет ветрами и покровительствует людям. Так же, как и в случае со славянским ПЕРУНОМ, речь не идёт о громе и молнии. Видимо, эта характеристика имеет более позднее происхождение.

Бог СВАРОГЪ, СОВАРОГЪ (20) был известен всем славянам и, видимо, должен считаться общеславянским. Современные представления о СВАРÓГЕ: это был якобы славянский бог-кузнец, напоминающий нам древнегреческого бога Гефеста. Все версии (Фасмера, Трубачёва, Пизани и других) относительно этимологии этого теонима считаю не заслуживающими ни малейшего доверия и категорически отметаю их, ибо этимология любого исконно индоевропейского слова может быть установлена только по методике Андреева и никак иначе!
Первое, что бросается в глаза при разборе теонима: просматривается биконсонантный корень RGh [regh], который означает идею обращения к Высшим Силам. Иными словами: здесь присутствует идея молитвы, моления, поклонения. И это то, что представляется совершенно несомненным.
Далее. Мы можем увидеть здесь биконсонантные корни SW и XR, которые на Среднеиндоевропейском этапе произносились как [sw] и [ar] соответственно. И после этого можем построить такую конструкцию (первый вариант):
SW + XR + RGh = родственными (друг другу племенами) + арийскими + почитался.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: sw-ar-regh.
Первоначальное значение: такой бог, которому поклонялись близкие друг другу по происхождению индоевропейские (арийские) племена. Иными словами: племена – разные, но именно этот бог был для всех общим.
С чисто фонетической точки зрения, мы получаем безупречно точное объяснение тому, как образовалось слово СВАРОГ.
Но лично меня эта версия совершенно не убеждает: при всей своей фонетической безупречности, она производит впечатление искусственной подгонки. Возможно, я ошибаюсь, и именно эта конструкция и есть правильное решение проблемы, но я всё же предпочитаю другую версию (второй вариант):
SXw + WX + RGh = танцем + ритуальным + обращались к божеству.
Звучание в Среднеиндоевропейскую эпоху: so-wa-regh.
В дальнейшем, уже на славянском этапе, первый слог [so-] переосмысливается в славянскую приставку С-, в результате чего получаем современное звучание: СВАРОГ.
Первоначальное значение: некий бог, к которому принято обращаться с помощью ритуальных танцев. Ни из чего не следует, какими качествами обладал этот бог или какова была его роль в пантеоне языческих богов, но этому можно найти очень простое объяснение: людям, которые в Среднеиндоевропейскую эпоху дали этому божеству именно такое название, всё это было и так известно, и им представлялось важным лишь то, что в процессе поклонения именно этому богу важно исполнять нужные ритуальные танцы.

НАРТЫ (21) – это то, чем я хочу завершить нашу беглую экскурсию в индоевропейскую мифологию.
Слово НАРТЫ в русском языке имеет два значения: 1) узкие длинные сани, запряжённые собаками или северными оленями и 2) герои северокавказского эпоса.
Речь пойдёт только о втором значении, но с таким уточнением: сказания о НАРТАХ в разных вариантах встречаются практически у всех народов Северного Кавказа (включая и абхазо-абазинский этнос), но изначально они были достоянием только осетин – единственного индоевропейского народа, населяющего этот регион. Осетины, которые сами себя называют аланами, как известно, произошли от скифов, а скифы – это народ иранского происхождения. Вторым названием иранской ветви Индоевропейского мира, является слово АРИЙЦЫ, которое, как я уже говорил выше, вносит изрядную путаницу в умы людей морально неустойчивых, взбалмошных, слабонервных и имеющих серьёзные пробелы в образовании. Я бы даже сказал: очень серьёзные, но и это будет мягко сказано.
Напоминаю, что термин АРИЙЦЫ имеет два значения:
1) индоевропейцы вообще, любые индоевропейцы;
2) представители иранской ветви Индоевропейского мира (сарматы, скифы, осетины, курды, таджики, персы, белуджи…).
Путать эти два термина – это форма опасного безумия, которое иногда приводит к нехорошим последствиям – например, к недобросовестным историческим работам и громким заявлениям политиков.
И только после этого длинного вступления я показываю простенькую конструкцию трёх биконсонантных корней, сложение которых на Среднеиндоевропейском этапе и привело к созданию существительного НАРТЫ:
NXj + XR + TXw = не + арийцев + остерегающиеся.
Среднеиндоевропейское звучание: ne-ar-to.
Первоначальное значение: некие люди, которые оказались в неиндоевропейском окружении и остерегаются его. То есть: постоянно сражаются с ним.
Трудность заключается в том, что эти люди – предки иранцев (протоиранцы), но, с нашей точки зрения (о которой они не знали), они говорят от имени всех индоевропейцев вместе взятых – именно такое впечатление у нас сейчас складывается.
Поэтому первоначальное значение я бы уточнил таким образом: индоевропейцы, говорящие на протоиранском диалекте среднеиндоевропейского языка (на диалекте, понятном всем остальным индоевропейцам той эпохи), оказались за пределами Индоевропейского мира, и там стали враждовать с неиндоевропейскими племенами. Видимо, они при этом совершали какие-то подвиги, и молва о героизме этих людей пережила тысячелетия и выплеснулась за пределы Индоевропейского мира.

Я привёл двадцать один пример и понимаю, что это очень мало для того, чтобы у нас возникло какое-то устойчивое ощущение по поводу того, что такое индоевропейская мифология. И двухсот десяти примеров было бы мало. Ну, разве что, после двух тысяч ста можно было бы делать какие-то обобщения. Но две тысячи сто – это уже после меня, и над такою цифрою должен работать коллектив специалистов, а я всего лишь энтузиаст-одиночка.
Я призываю не делать никаких далеко идущих выводов и не идти по пути тех горлохватов, которые хотят выбросить в мусор историю, археологию и сравнительное языкознание и заниматься только мифами, ибо вся правда, по их мнению, – только в них. Такие рассуждения уже привели к массовому психозу по поводу Атлантиды, Гипербореи и прочих безобразий. И это ужасно, и это отвратительно…
Но что-то уяснить из двадцати одного примера, которые я привёл здесь всё-таки можно. Например, вот что:
– любое индоевропейское божество, любой индоевропейский мифологический образ, любая индоевропейская мифологическая идея – они непременно выражаются какими-то словами индоевропейского происхождения;
– эти слова имеют свою этимологию, а этимология любого индоевропейского слова устанавливается по методике Николая Дмитриевича Андреева (любые другие методики – ошибочны);
– устанавливая этимологию слов с мифологическим значением, мы видим, с чего всё начиналось;
– если что-то на свете начинается, то это означает, что было время, когда этого вообще не было;
– например, не было таких-то и таких-то индоевропейских богов;
– а если чего-то не было, а потом это появилось, то вот это и может быть пищею для размышлений о том, почему этого раньше не было и почему оно потом всё-таки появилось.
Этот последний пункт и есть то самое, что лично для меня представляет интерес в индоевропейской мифологии. Сами сюжеты этой мифологии очень важны и поучительны, но быть знатоком этих сюжетов, перечислять их и делать вид, что в этом перечислении и есть весь смысл – это недобросовестно, и это не по мне.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB